Привіт,

Щоразу як керівництво моєї країни дістає із мавзолею мощі і називає їх новим міністром, заступником генерального прокурора або переговірником від України, я задумуюся, чому без перерв всі ночі (вдень працював) проводив на Майдані, намагаюся згадати свої думки, емоції і очікування від революції, як тоді здавалося, гідності.

Я не збираюся розпускати нюні, ні, я про інше.

Багато хто із наших клієнтів пов’язані бізнесом із Білоруссю, тому я чудово знайомий із місцевими юристами. Юристи, на мою скромну думку, а особливо адвокатський підвид юристів, – це непримиренна опозиція до будь-якої влади і одночасно посередник між бізнесом і будь-якою владою. Не питай, як ці два обличчя уживаються в одному нещасному Янусі, я і сам не знаю.

Але необхідність зберігати дволикість стримує юриста від сповзання у крайнощі: від активізму і від надмірного загравання із владою.

Тому під час Революції гідності я був здивований побачити своїх поміркованих колег на барикадах майже у повному складі.

Жодних висновків я не робитиму, але мені дуже цікаво, що ти про це все думаєш. Напиши мені, будь ласка.

Вимкнення інтернету і релокейт ІТ бізнесу: що місцеві юристи думають про ситуацію у Білорусі?

  • У цю неділю у Республіці Білорусь мають відбутися вибори президента.
  • Крім одного “сіяного кандидата” хороші шанси на перемогу були ще у трьох: банкіра Віктора Бабаріко, блогера Сергія Тихановського і екс-директора ПВТ Валерія Цепкало.
  • Правоохоронні органи засумнівалися у законослухняності цих кандидатів і під різними приводами запропонували їм пересидіти вибори у слідчих ізоляторах. До участі у виборах їх, очевидно, не допустили.
  • Але допустили до виборів дружину блогера Тихановського — Світлану. Вона об’єдналась із виборчими штабами Цепкала і Бабаріко, і ця політична сила тепер збирає у Білорусі величезні мітинги на свою підтримку.
  • Але “Президентом буде мужик, я у цьому абсолютно впевнений. Жінка у Білорусі поки не може очолити країну. Навіть мужику важко нести цей тягар” — сказав Олександр Лукашенко під час робочого візиту на Мінський тракторний завод.

Я попросив знайомих юристів і партнерів місцевих юридичних фірм пояснити, що вони відчувають і на що чекають.

Як завжди безмежно твій,
Адвокат

 

Ира Глебович, юрист

Что для тебя стабильность?
Стабильность – это клише, рудимент, политтех лозунг, который отработал свое. Стабильность – теперь мем, как и сотни классных шуток белорусов про действующий режим. Каждый школьник уже понимает, что стабильность стала напастью. Что кризис – это часть эволюционного процесса. Мы готовы сейчас в 2020 пройти все экономические стенания Польши, Литвы, Латвии, Грузии, Украины.

Что ты чувствуешь, когда видишь в новостях, сколько людей поддерживают Тихановскую?
Мы говорим не про Тихановскую. Мы говорим про объединенный штаб Виктора Бабарико, Валерия Цепкало и Светланы Тихоновской, непрофессиональных политиков, но адекватных кандидатов, которые собрали вокруг себя таких же здравомыслящих, адекватных, успешных людей, которым надоело адаптироваться под режим, которым надоело создавать «продвинутую страну в зачерствевшем государстве».

Когда я вижу масштаб солидарности белорусов, когда я вижу интеллигентных, красивых и свободных людей, активно выражающих свою гражданскую позицию, я думаю, как же мне повезло жить среди этих прекрасных людей, и вспоминаю польскую Солидарность Время пришло, теперь и белорусы готовы быть свободными.

Правда ли, что белорусский ИТ бизнес задумывается о релокейте, потому что готовится к худшему, например, к тому что “отключат интернет”?
Да, многие думают о релокейте, т.к. после выборов действующие власти начнут «закручивать гайки» и искать ресурсы для пополнения бюджета. Благо релокейтить айти команду – это не завод релокейтить.

Мы не готовимся к отключению интернета, хотя технически такая возможность есть у ОАЦ. Скорее всего будут заблокированы отдельные сайты, будут стоять заглушки на мобильную связь в местах протестов, но массовое отключение интернета парализует экономику обнищавшей страны. Власти на это вряд ли пойдут.

Мы мониторим интернет, сети, есть добровольцы – цифровые наблюдатели, которые отслеживают метрики сетей. Пока тревожных значений нету, только в местах митингов, но это скорее всего связано с пропускной способностью сетей.

Тебе страшно? 
Я настроена решительно, как и все мое окружение. Никто не имеет право посягать на мою свободу и унижать мое достоинство. Это уже вопрос человеческих ценностей.

Страшно ли – после того, как силовики схватили моих соседей во дворе дома, после того, как мужчин вызывали на допросы и вменяли им «лайки» оппозиционных сообщений в соседском чатике (распечатанном как улика), после того, как мы скидываемся всем двором на штрафы соседям (они между прочим по $400-500), которые тупо шли в магазин мимо задержаний, – я понимаю, что я могу попасть под раздачу и лишиться всего того, что у меня есть. Пока это ощущение абсурда, непонимания, но не страха.

Большой ИТ бизнес за кого? 
Смотри мой комментарий про адекватных и успешных людей

Женщина может быть президентом РБ?
Да вполне. В данном случае при победе С. Тихоновской будет выбран транзитный президент, цель которого провести следующие независимые выборы. Она олицетворяет голос за «смену режима», а не в ее пользу. Мы все это понимаем.

Здесь ирония ситуации: президенту, который обесценивал женщин и является откровенным шовинистом и сексистом, противостоит домохозяйка, которая выдвинулась на выборы ради любви…

Смогут ли белорусы выбрать президентом женщину на независимых выборах – сказать сложно, т.к. общество пока в массе своей патриархальное и сексистское.

Какой худший сценарий развития событий ты видишь?
Мы всегда знаем, что будут задержания и беспредел. Все очень боятся крови, ведь даже Варламов назвал происходящее «травоядными протестами», а мы ведь действительно такие мирные и наивные. В 2010 году на площади белорусы до последнего скандировали «милиция с нами», когда всех начали жестко бить – и мужчин, и женщин.

Худший сценарий – это кровь 10 августа. Но я не думаю об этом, мы все сегодня верим и радуемся тому, что нас много, миллионы, а не как казалось раньше «мыльный пузырь» из знакомых.

 

Анонимный партнер

Что ты чувствуешь, когда видишь в новостях, сколько людей поддерживают Тихановскую?
Чувствую, что общество небывало сильно политизировано. В Беларуси наверное такого не было с начала 90-х. Традиционная оппозиция, к которой привыкли настолько, что на нее уже никто внимания не обращал, сменилась новыми лицами, новыми подходами. Посмотрим, что будет.

Правда ли, что белорусский ИТ бизнес задумывается о релокейте, потому что готовится к худшему, например, к тому что “отключат интернет”?
Любой здравомыслящий бизнес должен просчитывать разные риски и иметь план Б. Я бы не говорил, что речь идет о тотальном, крайне массовом желании релокейта. Это легко сказать, но не просто сделать. В глобальное отключение интернета – не верю.

Тебе страшно? 
Нет.

Большой ИТ бизнес за кого? 
Большой бизнес всегда был и будет в первую очередь за себя. В остальном – это позиция конкретных лиц.

 

Илья Салей, юрист Borovtsov & Salei

Что для тебя стабильность?
Сегодня для меня, как, наверное, и для большинства беларусов, стабильность все меньше ассоциируется с независимостью, системностью и возможностью спокойно планировать и реализовывать свои планы, и все больше приобретает оттенок застоя и отсутствия перемен.

Что ты чувствуешь, когда видишь в новостях, сколько людей поддерживают Тихановскую?
Вот это как раз напрямую связано с уже физической необходимостью людей в переменах. Беларусы устали от «стабильности» и просто хотят что-то нового – в первую очередь, чтобы их услышали. Беларусы, на мой взгляд, поддерживают не столько Тихановскую (хотя и таких безусловно не мало), сколько идею освобождения политических заключенных и проведения свободных выборов, которые она обещала в случае своей победы. Именно идея новых честных выборов, на которых у людей будет возможность проголосовать за своего кандидата, в том числе Виктора Бабарико, и будоражит беларусов.

Правда ли, что белорусский ИТ бизнес задумывается о релокейте, потому что готовится к худшему, например, к тому что “отключат интернет”?
Думаю, это не совсем так. Действительно, вероятность отключения интернета есть, но лишь на время выборов и для конкретных всем понятных целей. В IT кругах я слышал немного другое: если власть измениться, то есть риск, что привилегированное положение IT отрасли, созданное как раз при действующем президенте, может исчезнуть. В связи с этим с прагматической точки зрения, сегодняшнее положение дел их вполне устраивает, но желание перемен все же, насколько мне известно, преобладает.

Тебе страшно? 
Страх возникает, когда ты чувствуешь, что делаешь что-то не так. Я же глубоко убежден, что я не делаю ничего противоправного или аморального, а значит и бояться мне нечего. Именно эту идею важно донести сегодня до всех беларусов, потому что именно страх – главный враг перемен. А боюсь я пауков – вот это страшно.

Большой ИТ бизнес за кого? 
Большой IT бизнес – это в первую очередь бизнес, для которого любые перемены – это риск. Всем известно, что сегодня IT бизнес в Беларуси чувствует себя хорошо, находится в привилегированном положении, пользуется многочисленными льготами, санкционированными именно действующей властью. Поэтому IT отрасль как бизнес, особенно с иностранными учредителями, занимает нейтральную позицию. Но люди, работающие в этом бизнесе, именно как люlи и беларусы, в подавляющем большинстве хотят перемен. И это желание, мне кажется, все же сильнее прагматических расчетов.

Женщина может быть президентом РБ?
Самое интересное, что этот вопрос именно как проблема сегодня звучит из уст только одного человека, который считает, что Конституция Беларуси – «не под женщину», а служба в армии должна стать одним из требований к потенциальному кандидату в Президенты. Для всех остальных этот вопрос на повестке вообще не стоит – безусловно может. Это очевидно по количеству людей, по тем или иным причинам поддерживающим сегодня кандидата Светлану Тихановскую.

Какой худший сценарий развития событий ты видишь?
На данном этапе я не вижу большого смысла фокусироваться на худшем сценарии. Но если очень коротко, то самый худший сценарий при различных способах его реализации ведет к одному – разочарованию людей.

Ты одним из первых юристов открыто поддержал Бабарико и стал его доверенным лицом. Сложно принимал это решение?
Сразу немного подправлю – я не стал доверенным лицом Виктора Бабарико. Доверенные лица есть только у кандидата в Президенты, а Виктор так и не был зарегистрирован кандидатом. Если к сути, то решение поддержать кампанию Виктора Бабарико было простым и естественным – я сразу решил, что в этом году не хочу больше оставаться в стороне, и увидел человека, который, на мой взгляд, достоин быть Президентом Беларуси. До того, как начать поддерживать работу штаба как юрист, я как волонтер собирал подписи за выдвижение Виктора Бабарико кандидатом в Президенты Республики Беларусь.

Если Тихановская станет президентом ты пойдешь во власть?
Если Светлана Тихановская станет президентом, то Беларусь в ближайшее ждут новые честные президентские выборы, в которых уже примет участие среди прочих и Виктор Бабарико, которому, если он посчитает нужным, я вновь буду рад присоединиться к команде и помогать как до выборов, так и после. Но абсолютно искренне: моя цель – перемены в Беларуси, сохранение ее независимости и суверенитета, а не работа во власти.

 

Анонимный партнер

Что для тебя стабильность?
Стабильность – постоянно развивающаяся страна, в которой есть разделение властей и соблюдается Закон. Стабильно повышается благосостояние народа, стабильно лучшаются условия жизни и работы как для людей, так и для бизнеса.

Что ты чувствуешь, когда видишь в новостях, сколько людей поддерживают Тихановскую?
Чувствую единство и эмоциональный подъём. Это здорово, что Тихановскую поддерживает такое количество народу. Все устали от одного человека, от хамства и беззакония. Поэтому поддержка Светланы – это всего лишь вера и надежда на будущие изменения.

Правда ли, что белорусский ИТ бизнес задумывается о релокейте, потому что готовится к худшему, например, к тому что “отключат интернет”?
Кулуарно ІТ-бизнес обсуждает возможность релокации. Но пока ожидает развития ситуации. Мало того, много айтишников поддерживают изменения. Поэтому если побеждает АГЛ, то вполне вероятно, что против сотрудников ІТ-компаний начнутся репрессии, и прочих из собственников – также.

Отключить интернет могут, кстати

Тебе страшно? 
Да, мне страшно. Исчезло чувство безопасности на улицах. Любой непонятный крепкий товарищ может тебя затолкать в микроавтобус и ты можешь оказаться в СИЗО. Судья вынесет решение об административном аресте на 14 суток, а свидетелями будут сотрудники милиции, которых ты никогда в жизни не видел.

Большой ИТ бизнес за кого? 
Большой ІТ-бизнес против АГЛ. Мало того, мне известно, что руководство ПВТ оказывает давление на руководителей компаний членов ПВТ, чтобы “они сделали правильный выбор”.

Женщина может быть президентом РБ?
Женщина конечно может быть Президентом РБ. На мой взгляд, это было бы полезным для Беларуси сейчас

Какой худший сценарий развития событий ты видишь?
Худший сценарий – столкновения с правоохранительными органами с 9 на 10 число. Кровь – есть горячие головы с обеих сторон. Долгое противостояние между сторонниками АГЛ и остальными. Кризис в экономике, превращение страны в ГУЛАГ, с санкциями со всех сторон. Это из самых худших…

Уверен, что АГЛ “нарисует” себе победу, но продержится не более года. Хотя, всегда есть надежда…

6 числа большой митинг – пойдем всей конторой

 

Анонимный партнер

Правда ли, что белорусский ИТ бизнес задумывается о релокейте, потому что готовится к худшему, например, к тому что “отключат интернет”?
Тот ИТ, с которым я работаю, о релокейте не задумывается.

Тебе страшно? 
Мне не страшно.

Женщина может быть президентом РБ?
Женщина президентом может быть, конечно. Но вон у Хилари не получилось.

Какой худший сценарий развития событий ты видишь?
Худший вариант развития событий – это раскол общества по принципу свои-чужие, сплошное недоверие друг другу и полное разочарование в своем ближнем.